История РИО

Императорское Русское историческое общество 1866 – 1920

Фото: Заседание Императорского русского исторического общества 1908 г.

Вышедшие в свет за полвека (1867-1918) 148 томов «Сборника Императорского Русского исторического общества» и 25 томов «Русского биографического словаря» в значительной степени являются основой современной отечественной исторической науки.

Исключительна велика роль РИО в сплочении ведущих научных сил России. Союз историков-профессионалов и неравнодушных к отечественной истории лиц, занимавших важные административные посты, был основан на совместном бескорыстном служении русской исторической науке. То, что удалось им сделать за полвека – до сих пор никаким последующим научно-исследовательским историческим институтом не превзойдено ни по количеству, ни по качеству увидевшей свет продукции.

Обществу покровительствовали три самодержца. Император Александр II утвердил Устав РИО, в 1873 г. взяв его под Высочайшее покровительство. Император Александр III в бытность свою наследником цесаревичем сам явился одним из инициаторов создания Общества, а будучи императором не только активно участвовал в деятельности РИО, но и ее направлял. Император Николай II взял на себя материальное обеспечение деятельности Общества из личных средств.

За 55 лет существования РИО в числе его почетных председателей, председателей, членов-основателей и действительных членов состояло ровно 100 лиц. Еще 17 человек было поименовано в составе почетных членов и членов-корреспондентов РИО. Более 30 лиц, не бывших членами Общества, принимали деятельное участие в его трудах как составители и редакторы «Сборника РИО» и «Русского биографического словаря». Несмотря на достаточно замкнутый характер деятельности РИО, полторы сотни основных его деятелей сделали его первенствующим по численности среди объединений историков Российской империи.

За эти 55 лет в составе РИО сменилось два поколения его членов. Старший по возрасту член-основатель Общества князь П.А. Вяземский родился в царствование Екатерины Великой. Один из самых молодых членов РИО барон М.А. Таубе скончался в правление Н.С. Хрущева. Период от рождения первого (1792) до кончины последнего (1961) объемлет двенадцать весьма различных царствований и правлений – в пяти из них  Общество существовало в своей монолитной целостности. Самораспустилось РИО ввиду невозможности существования в условиях Петрограда середины 1920 года. Самороспуск был вынужденной тактической мерой: предполагалось возможным продолжение прежней деятельности Общества в Российской академии наук. Инициатором данного сближения был С.Ф. Платонов, первенствующее положение которого в русской исторической науке того времени было очевидным.

В деятельности РИО наглядно проявилась преемственность русской исторической науки. Имя первого председателя Общества князя П.А. Вяземского связывалось с именем его старшего друга Н.М. Карамзина, «писателя российской истории», первого историка-профессионала, своею деятельностью показавшего нерасторжимую связь отечественной историографии с высшей российской властью. В состав РИО входили все выдающиеся русские историки последней трети ХIХ – начала ХХ веков: К.Н. Бестужев-Рюмин, С.М. Соловьев, Н.И. Костомаров, И.Е. Забелин,  Н.М. Павлов,  Н.Ф. Дубровин, Н.К. Шильдер, В.О. Ключевский, В.С. Иконников, А.Н. Пыпин, А.С. Лаппо-Данилевский, С.Ф. Платонов,   М.М. Богословский, Н.П. Лихачев, А.Н. Филиппов, М.К. Любавский, Н.Д. Чечулин. Последним председателем РИО был великий князь Николай Михаилович, труды которого об императоре Александре I и его эпохе составляют славу русской историографии.

Существование РИО, даже при подчеркнутой его замкнутости, наглядно показало всесословный характер русской исторической науки: если основано оно было по замыслу наследника престола великого князя Александра Александровича, то 55 лет спустя самое деятельное участие в спасении архива Общества принял Алексей Васильевич Шебалов, по происхождению сын бывшего крепостного, а по последней должности до революции – архивариус Государственного совета.

Своим основанием РИО в значительной степени было обязано А.А. Половцову. Данное обстоятельство в равной степени способствовало как его государственной карьере, так и расстройству унаследованного огромного состояния тестя. Один из немногих лиц, пользовавшихся полным доверием императора Александра III, – все свои средства, силы и время Половцов тратил прежде всего на РИО, бывшее предметом его неустанных забот. Главной заслугой Половцову перед Обществом является не только личное участие (вплоть до чтения в гранках всех изданий РИО), но и привлечение к участию в его деятельности своих подчиненных сперва Г.Ф. Штендмана, затем Б.Л. Модзалевского, трудами которых в значительной степени осуществлялась исследовательская и издательская деятельность РИО в течение 45-ти лет.

Фото: Заседание Императорского русского исторического общества 1908 г.

«Много еще трудов предстоит нам, русским, по истории — этой отрасли знания, успехами которой измеряется степень просвещения нации. Мудростью Государя Императора нам уже дарована возможность прилежно извлекать из праха архивов живые основы для такого изучения, а Вашему Императорскому Высочеству русская историческая наука уже обязана богатым приращением своих источников. Да продолжает она под благотворным покровительством Вашим, обогащаться на освещении нашего прошлого, на преуспеяние истины в бытописаниях, как и в жизни, чтобы, при помощи собираемых сокровищ, при могущественном содействии Вашем, создалась, наконец, правдивая, вполне достойная своего предмета, история…».

Из обращения члена Совета Общества Я.К. Грота к Наследнику Цесаревичу Александру Александровичу — своему Августейшему Ученику и Почетному Председателю Общества 25 ноября 1873 года.

«…С историей надлежит обращаться добросовестно, почтительно и с любовью»

П.А.Вяземский.

Императорское Русское историческое общество 1866 – 1920

Вышедшие в свет за полвека (1867-1918) 148 томов «Сборника Императорского Русского исторического общества» и 25 томов «Русского биографического словаря» в значительной степени являются основой современной отечественной исторической науки.

Исключительна велика роль РИО в сплочении ведущих научных сил России. Союз историков-профессионалов и неравнодушных к отечественной истории лиц, занимавших важные административные посты, был основан на совместном бескорыстном служении русской исторической науке. То, что удалось им сделать за полвека – до сих пор никаким последующим научно-исследовательским историческим институтом не превзойдено ни по количеству, ни по качеству увидевшей свет продукции.

Обществу покровительствовали три самодержца. Император Александр II утвердил Устав РИО, в 1873 г. взяв его под Высочайшее покровительство. Император Александр III в бытность свою наследником цесаревичем сам явился одним из инициаторов создания Общества, а будучи императором не только активно участвовал в деятельности РИО, но и ее направлял. Император Николай II взял на себя материальное обеспечение деятельности Общества из личных средств.

За 55 лет существования РИО в числе его почетных председателей, председателей, членов-основателей и действительных членов состояло ровно 100 лиц. Еще 17 человек было поименовано в составе почетных членов и членов-корреспондентов РИО. Более 30 лиц, не бывших членами Общества, принимали деятельное участие в его трудах как  составители и редакторы «Сборника РИО» и «Русского биографического словаря». Несмотря на достаточно замкнутый характер деятельности РИО, полторы сотни основных его деятелей сделали его первенствующим по численности среди объединений историков Российской империи.

За эти 55 лет в составе РИО сменилось два поколения его членов. Старший по возрасту член-основатель Общества князь П.А. Вяземский родился в царствование Екатерины Великой. Один из самых молодых членов РИО барон М.А. Таубе скончался в правление Н.С. Хрущева. Период от рождения первого (1792) до кончины последнего (1961) объемлет двенадцать весьма различных царствований и правлений – в пяти из них  Общество существовало в своей монолитной целостности. Самораспустилось РИО ввиду невозможности существования в условиях Петрограда середины 1920 года. Самороспуск был вынужденной тактической мерой: предполагалось возможным продолжение прежней деятельности Общества в Российской академии наук. Инициатором данного сближения  был С.Ф. Платонов, первенствующее положение которого в русской исторической науке того времени было очевидным.

Дольше всех – почти полвека – членом РИО состоял А.Н. Куломзин  (с 1871 г. до 1920 г.), переживший Общество на 4 года. Далее по продолжительности членства шли граф С.Д. Шереметев (45 лет), А.А. Половцов (43 года), П.И. Бартенев (41 год), Д.Ф. Кобеко (38 лет) и К.П. Победоносцев (36 лет).

В деятельности РИО наглядно проявилась преемственность русской исторической науки. Имя первого председателя Общества князя П.А. Вяземского связывалось с именем его старшего друга Н.М. Карамзина, «писателя российской истории», первого историка-профессионала, своею деятельностью показавшего нерасторжимую связь отечественной историографии с высшей российской властью. В состав РИО входили все выдающиеся русские историки последней трети ХIХ – начала ХХ веков: К.Н. Бестужев-Рюмин, С.М. Соловьев, Н.И. Костомаров, И.Е. Забелин,  Н.М. Павлов,  Н.Ф. Дубровин, Н.К. Шильдер, В.О. Ключевский, В.С. Иконников, А.Н. Пыпин, А.С. Лаппо-Данилевский, С.Ф. Платонов,   М.М. Богословский, Н.П. Лихачев, А.Н. Филиппов, М.К. Любавский, Н.Д. Чечулин. Последним председателем РИО был великий князь Николай Михаилович, труды которого об императоре Александре I и его эпохе составляют славу русской историографии.

Существование РИО, даже при подчеркнутой его замкнутости, наглядно показало всесословный характер русской исторической науки: если основано оно было по замыслу наследника престола великого князя Александра Александровича, то 55 лет спустя самое деятельное участие в спасении архива Общества принял Алексей Васильевич Шебалов, по происхождению сын бывшего крепостного, а по последней должности до революции – архивариус Государственного совета.

Своим основанием РИО в значительной степени было обязано А.А. Половцову. Данное обстоятельство в равной степени способствовало как его государственной карьере, так и расстройству унаследованного огромного состояния тестя. Один из немногих лиц, пользовавшихся полным доверием императора Александра III, – все свои средства, силы и время Половцов тратил прежде всего на РИО, бывшее предметом его неустанных забот. Главной заслугой Половцову перед Обществом является не только личное участие (вплоть до чтения в гранках всех изданий РИО), но и привлечение к участию в его деятельности своих подчиненных сперва Г.Ф. Штендмана, затем Б.Л. Модзалевского, трудами которых в значительной степени осуществлялась исследовательская и издательская деятельность РИО в течение 45-ти лет.

Вся деятельность РИО была построена на бескорыстии, доверии и увлеченности общим делом. Не только Высочайшее покровительство, но и личное участие самодержцев в судьбах Общества определили замкнутый и элитарный его характер. Без преувеличения можно сказать, что до юбилейного издания 1916 г. о существовании РИО образованная публика знала только по его изданиям и по ежегодным отчетам об общих собраниях РИО, помещавшихся в почти не читаемом ею «Правительственном вестнике». Первенствующее положение Общества в отечественной исторической науке, обусловленное принятием его под Высочайшее покровительство, не способствовало симпатиям к РИО основной массы российских историков, как правило, связанных только с университетскими кафедрами или историческими и краеведческими структурами. Следует добавить, что члены Общества, как правило, придерживались убеждений консервативных или же были аполитичны, а в большинстве своем российские историки были сторонниками либеральных воззрений – как почти вся интеллигенция начала ХХ века. В значительной части мировоззренческой отчужденности РИО способствовали и достаточно сложные личные отношения ведущих историков.

Напротив, за пределами Российской империи именно по деятельности РИО прежде всего судили об уровне русской исторической науки – прежде всего по томам «Русского биографического словаря» и «Сборника РИО», незамедлительно по выходе получаемым наиболее известными библиотеками Европы. Общая оценка уровня русской науки была столь высока, что в 1912 году на Всемирном историческом съезде в Лондоне было принято решение о проведении следующего съезда в 1918 году в Санкт-Петербурге. Роли организаторов император Николай II возложил на Императорскую Академию наук и на Императорское Русское историческое общество. Начало Великой войны и последующее развитие событий сделало невозможным осуществление этого замысла.

Потрясения 1917-1920 гг. в Петрограде положили конец существованию Русского исторического общества. Как показал полувековой юбилей в 1916 году, Общество именно в тот год достигло высшей стадии развития. Следующий год оказался для РИО столь же роковым, как и для всей Российской империи. Февральская революция, с одной стороны, внесла в деятельность РИО некое подобие демократических начал, но, с другой стороны, лишила Общество независимого существования ввиду прекращения финансирования из средств отрекшегося от престола императора. Октябрьский переворот сделал неизбежным прекращение деятельности РИО – настолько несозвучным оно было новому строю. Казнь председателя Общества великого князя Николая Михаиловича и разгром служебной квартиры секретаря РИО в Ново-Михайловском дворце явились прелюдией к процессу самоликвидации обезглавленного РИО. К середине 1920 г. Общество, насчитывавшее всего 8 членов, проживавших в  обезлюдевшем от голода и красного террора Петрограде, уже не имело возможности для продолжения своей деятельности и самоликвидировалось в уповании на то, что Российская академия наук вместе с отошедшими к ней имуществом и материалами РИО, продолжит его дело.